25

Начало истории 9 сентября

… пролистав список вдоль и поперек, регистратор НАС НЕ НАШЛА. Смущенно улыбнувшись, она кого-то вызвала, видимо, старшую по регистрации. Та, в свою очередь, также долго искала, а я, желая ей помочь, вдруг сказал: «Это – негосударственный, т.е. частный, вуз». Изменившись в лице, она довольно презрительно сказала, что здесь «негосударственным» не место. После моего сообщения о случившемся ректору, мы все равно пошли в актовый зал. Но поскольку там все места были расписаны по делегациям, мы заняли свободные кресла в последнем ряду на балконе.

Не знаю, что чувствовала тогда наша ректор, но настроение и у нее, и у нас было довольно пасмурным. Честно говоря, я не особенно вслушивался в выступление министра и других выступающих, но одно выступление, кажется, ректора Киевского национального университета, меня просто поразило. Его главный смысл сводился к тому, что, мол, если закрыть частные вузы, то тогда-де в образовании в целом и в высшей школе, в частности, будет полный порядок. Короче говоря, в первый же перерыв пленарного заседания мы ушли. До проспекта шли молча, а когда уже вышли с территории институтского городка, первыми словами ректора были: «Они не дадут нам работать! Они нас съедят!»… Постояв какое-то время, мы присели на скамейку, как раз напротив огромных каменных зверей киевского зоопарка. И вот на той исторической скамейке произошел исторический разговор!

Несмотря на наши с Ириной Григорьевной оптимистические попытки как-то разрядить обстановку и сгладить впечатление от услышанного на семинаре, ректор была сильно огорчена. Еще бы, среди присутствовавших на нем было много ее знакомых и коллег по работе в государственном секторе образования. Но общий настрой семинара обнажил глубокую трещину непонимания и неприятия ее только за то, что она стала на путь создания негосударственного вуза. Они как бы отторгали ее от себя, одновременно отодвигая от многолетних исследований процесса обновления образовательной системы – дела всей жизни. В конце концов, ректор высказала мысль о том, что необходимо «свернуть» процесс подготовки к открытию ВГШ. То есть, пока не поздно, нужно извиниться перед преподавателями, абитуриентами и их родителями, вернуть деньги тем, кто уже оплатил тестирование и забыть о «крамольных» идеях создания вуза. «Куда нам – без году неделя – тягаться с такими «монстрами», как: Киевский и Харьковский университеты, Харьковский юридический институт, Инжэк и т.д.», — говорила она.

Мы продолжали свои попытки убедить ректора, если не в обратном, то хотя бы в том, что не все так мрачно. Хотя сейчас, с позиций сегодняшнего опыта, я понимаю, насколько наивны были тогда наши аргументы. Но, тем не менее, в процессе разговора стала выкристаллизовываться мысль, что наш академический коллектив (слово «команда» появилось значительно позднее) хоть и мал, но все же настроен очень по-боевому и действительно полон сил и желания работать и «победить всех врагов».

Как-то случайно родилась идея… (окончание следует)))

Добавить комментарий