ubzUO63Aavg

Вот недавно закончилась сессия, гос. экзамены, и уже состоялся выпуск магистров-2016. Что можно сказать? Успехи средние… Нет, конечно есть блестящие ответы на экзаменах, как и откровенно слабоватые… Но есть одна особенность, которая, по-моему, набирает обороты в последнее время. Это (чтобы помягче сказать)) ― использование технических средств и в результате не совсем корректное поведение на экзаменах. Ну а проще говоря ― списывание!

Причем, если в мою бытность (при отсутствии смартфонов и т.п.), если и списывали, то подготовленный материал в основном оседал в голове, т.к. писать «шпоры» — огромныq труд, да и написанный материал так или иначе усваивался. Теперь же достаточно пару раз нажать на клавишу и нужный текст, график, презентация ― у тебя в телефоне. Главной задачей стало умение его достать при подготовке к ответу и списать с экрана.

Не буду вдаваться в морально-этическую сторону проблемы, тем более, что достаточно преподавателю потребовать сдачи телефонов перед экзаменом (что я практикую уже последние лет пять)) и проблема будет практически решена, но я хочу вам рассказать про свой опыт списывания, который поставил крест на использовании подобных методов на всю оставшуюся жизнь.images

Итак, дело было на третьем курсе в летнюю сессию. Я тогда учился в ХВВКУ, одном из лучших военных училищ СССР, которое сегодня носит имя трижды Героя Советского Союза И.Н. Кожедуба. И вот как-то, ожидая в коридоре своей очереди в аудиторию, для сдачи экзамена по Теории электромагнитного поля, выходящий с экзамена и уже сдавший его курсант радостно прошептал: «Пацаны! Мне удалось вынести билет (видимо каким-то образом два билета склеились)! Кто хочет?» Так как я стоял к нему ближе всех, то, повинуясь какому-то странному инстинкту, типа:  «Дают – бери…», выхватил его и впился глазами в вопросы.

01

Курсант 1 курса, 1974 г.

Честно сказать, я был неплохо подготовлен, но тут ― такая удача: можно хоть три раза повторить три заветных вопроса и «дело в шляпе». Пропустив свою очередь на пару человек, я знал «свой» билет назубок и, собравшись было идти, вдруг увидел, что номер билета сделан карандашом. А поскольку я, войдя на экзамен, буду «тащить» другой билет, то мне придется на «свой» билет (с заранее подтертым номером) написать номер вытащенного. Для этого срочно пришлось искать карандаш с резинкой, походу отгрызая его до величины, позволявшей его спрятать под ремешок часов.

Если вы спросите, почему такие сложности, то ответом здесь будет ― преподаватель, о котором следует сказать несколько слов. Читал и, естественно, принимал у нас указанную дисциплину подполковник Бурцев, очень грамотный и во всех отношениях приятный человек. Единственной отрицательной его чертой, с которой мне и всем нам пришлось познакомиться, это ― абсолютное неприятие всякого рода «хитростей». Таким, кстати было подавляющее большинство преподавателей ХВВКУ. Он сидел за столом возле доски у окна и почти постоянно что-то читал, периодически окидывая аудиторию веселым взглядом и повторяя «волшебные, но-страшные» слова: «Что вы там волнуетесь? Не надо волноваться!». При этом он пристально смотрел на тех, кто хотел что-то достать, куда-то заглянуть, шептался, ну, короче нервничал.02

Итак, я бодрым шагом зашел в аудиторию, отрапортовал, что готов к сдаче экзамена, вытащил «не свой» билет, громко огласив для преподавателя его номер, и пошел готовиться на свободное место. И вот оно счастье ― свободным было место на третьей парте сзади у стены, т.е. на максимальном удалении от преподавателя. Ну, если сразу так «подфартило», подумал я, то дальше дело за малым. Я легко достал резинку и вытер номер билета. А дальше… Дальше началась такая «веселуха», что я запомнил её на всю жизнь!… (продолжение следует)

Добавить комментарий