1_90-e1487926709464-730x441

На самом деле понятия «счастье» и «педагогический успех» связаны сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Ведь настоящий педагогический успех – это счастье ученика и учителя, переживаемое сообща. Счастье, которое взаимообусловлено и взаимообогащено. Счастье, рожденное в момент ОТКРЫТИЯ, которое и для взрослого, и для ребенка осуществляется одновременно. Взрослый открывает для себе новый способ открыть ребенку новое, а ребенок открывает новое в привычном до этого мире. Слова «новое» и «открывает» не сумбурно повторяются, 0e09527b0f5edaa60cf5702119e6a0a2_XLпотому что автор не может подобрать синонимы. Нет, это ключевые слова для понимания педагогического счастья учителя и школьного счастья ребенка. Каждый ребенок открывает по-своему, каждому ребенку учитель открывает по-разному. Общее одно – восхищение от пережитого, когда рождается новое понимание. Для ребенка – понимание мира, а для учителя – понимание ребенка-мира.

Как только учитель приходит к мысли о том, что все дети открывают одинаково и одновременно, он заканчивается как учитель, заканчивается счастье и педагогический успех.

Школа без открытий для ребенка – это место, в котором выполняется воля и желание взрослого, место, в котором выращивается выученная беспомощность, неврозы и инфантилизм. И место это ничего общего со школьным счастьем не имеет.

Педагогический успех и школьное счастье не подвластны методам. Они рождаются и живут только в пространстве диалога, который невозможно вести по методической схеме. Диалог, как встреча двух или нескольких миров, которые встречаются по доброй воле и в процессе взаимодействия и взаимопроникновения творят новый общий для них мир. Диалог не замыкается на информационном обмене, в процессе диалога сотворяется общий для всех его участников мир, о существовании которого они не знали заранее, поскольку не знали, что каждый из 456766657участников диалога в этот мир привнесет. Это всегда тайна, творение, открытие.

Диалог для учителя – это всегда встреча с учеником, которого я не знаю. «Если ко мне в класс приходит ребенок, а я заранее знаю, чему должен его научить, – это ловушка. Это не диалог, а мое «учительство» и в, конечном счете, самоутверждение за счет ребенка. Если я знаю наперед, чего хочу от ребенка и что должен ему дать, я не встречаюсь с ним как с человеком, как с текстом, как с загадкой, а просто пользуюсь им как средством для решения каких-то педагогических задач. И себя самого точно так же использую как средство».

В пространстве педагогического успеха и школьного счастья нет места людям-средствам и превосходства программ, планов и методов над совместно творимым открытием мира. Для меня педагогический успех учителя равен школьному счастью ученика. Достигла ли я его? Ой ли?…

 

Добавить комментарий