images (3)

Размышления о высшей школе

    Этой весной Народной украинской академии присуждена престижная награда европейской организации ESOR (Eвропейское общество исследований качества). ESOR содействует распространению культуры качества, технологических инноваций и признанию передового опыта ведения бизнеса.

Об этом событии, о студентах, о высшем образовании, о перспективах высшей школы с ректором академии доктором исторических наук, профессором Екатериной Викторовной Астаховой беседовала корреспондент газеты «Время» 7Елена Зеленина.

«Всеобщее» высшее образование как вызов
— На что чаще всего делается акцент, когда мы сегодня описываем современную систему образования? На какие средства мы учим, кого мы учим, кто учит и т.д. И значительно реже обсуждается вопрос: а для чего мы это делаем?
Очень часто родители сетуют: «Вот мой сын\дочь не хотят учиться в университете, но это же ему\ей надо!». А я всегда спрашиваю: «А вы можете ответить на вопрос: зачем это надо? Если вы сможете своему ребенку убедительно аргументировать, зачем ему нужно высшее образование, абитуриент это поймет. Если вы сами не можете ему ответить, то вправе ли мы навязывать человеку эту траекторию?».
Нужно ли массовое высшее образование? Следует различать высшее образование  и «образовательные услуги». Я часто цитирую выдающегося ученого, профессора Татьяну Черниговскую, которая говорит, что образование — «это Платон и Аристотель», а «образовательные услуги» — это, извините, «маникюр и педикюр».
Сегодня очень много специалистов, которые великолепно понимают узкую сферу деятельности. Но очень мало людей, обладающих восприятием целостной картины мира.
Образование означает понимание того, что происходит в мире: цифр, химических формул, физических, imagesобщественных и политических процессов. Понимающий человек в состоянии управлять своей жизнью и действительностью. Если высшая школа не смогла научить его понимать процессы, то это человек необразованный.
В этой связи для нас задача состоит еще и в том, чтобы помочь человеку найти себя.  Часто спрашивают: кого вы готовите? Мы готовим экономистов, социологов, переводчиков… Но это традиционный подход. А как юному человеку, 15–17-летнему, который только-только формируется как личность, но уже никому не доверяет, помочь в этой жизни стать счастливым и гармоничным? Это настолько философский и индивидуальный вопрос, что очень трудно на него ответить. Но есть и общий ответ: счастье — это лад, гармония человека с самим собой.
Задача высшей школы — привести человека к такому гармоничному состоянию, чтобы он понимал, что происходит, нашел себе любимую работу, создал семью, построил взаимоотношения с этим миром.

Студент нынче «пошел другой»…
— Вот жалуются преподаватели: студент сегодня не «такой», он ничего не читает, он плохо подготовлен к обучению в вузе. Я не сторонница паниковать. Студента мы поменять можем? Нет! Значит, надо работать с тем уровнем ребят, которых выпускает средняя школа. С тем уровнем мотивации, с тем уровнем навыков обучения, но без потери качества. Как? И запускается система дополнительных, индивидуальных, курсовых занятий и т.д.   images (1)
Вот, скажем, в библио­теке к научным статьям в специализированных журналах сегодня обращаются единицы студентов. Большинство не готово читать такие тексты, у них не хватает фоновых знаний, лексического запаса, усидчивости, наконец. Что мы можем сделать? Попробовали каждому дать индивидуальное задание: почитать что-то из научно-популярной литературы, для начала — в весьма упрощенных вариантах, типа: как достичь успеха и т.д. И они начали читать и через интерес к такой форме, как чтение, пришли к научной статье в специальном журнале. Спасибо нынешнему первому курсу — получилось! Новые поколения детей безумно интересные, им жить после нас. А для нас главное — формирование интереса.

Что для общества важнее…
— Есть довольно интересная Лиссабонская исследовательская группа, которая показала, что наша уверенность в том, что высшей школе необходимы только самые сильные и одаренные студенты, привела к тому, что все педагогические методики и программы рассчитаны на них.
Да, с точки зрения конкретного вуза — набрать для обучения самых сильных абитуриентов — это важно,  а с точки зрения развития общества в целом? Учитывая, насколько значим сегодня социальный капитал и интеллектуальный уровень граждан, от общей образованности зависит прогресс страны в целом. Получается, что для общества важнее, чтобы высшая школа научилась работать с разными студентами без потери качества.
Если для системы в целом важно научиться работать с разными категориями, приходящими в вуз, то и методики преподавания должны меняться, значит, и я должна меняться как педагог и преподаватель.
Ребят, получающих образование по традиционной траектории (получил аттестат, поступил в вуз, закончил, пошел работать) становится все меньше. Современный студент проучился несколько семестров, затем ушел — поработал, images (2)возникла необходимость — вернулся. Оплачивает обучение сам, кормит семью. Значит, должны быть программы и
условия для таких нетрадиционных студентов. Пусть человек поработает, определится со своими жизненными целями, поймет, в чем его призвание, и вернется на учебу. Следует спокойно к этому относиться и позволить и студенту, и вузу экспериментировать.

Классический университет в меняющемся мире
— Образование построено на инновациях и традициях, но все же основное для него — передача опыта предыдущего. Однако предыдущий опыт сегодня не срабатывает абсолютно. Мы вступили в такой мир, аналогов которому нет по темпам происходящих изменений и по запросам общества.
Хочется верить, что классический университет, конечно, уцелеет и подстроит мир «под себя». У каждого университета, у каждого региона есть очень интересный опыт. Может быть, в поиске больших глобальных решений обращать внимание на то, как на сегодняшние вызовы реагируют конкретные участники образовательного процесса. И опираться на эти точки роста…
Я понимаю, какой материальной базой обладают высшие школы Северной Америки или Западной Европы, в этом мы ощутимо уступаем. Но если перед нашей высшей школой ставить задачу догонять — это тупиковая задача. А вот найти свой путь, иным способом решать назревшие проблемы, то почему нет? Мы в чем-то отстали, а в чем-то, в силу специфической ситуации, сложившейся в Украине, достаточно динамичны.

«Иметь» и «быть» — это разные вещи
— Перед украинской высшей школой стоит еще одна актуальная задача: как решить проблему миграции абитуриентов за рубеж? Кто-то заметил, что наша молодежь уезжает не за качеством образования, а за качеством жизни. Абсолютно согласна. Нужно создавать условия, чтобы человек получил образование здесь с сознанием того, что он здесь нужен, что именно здесь есть все возможности для развития и роста.
Мы перед выпуском магистров всегда организуем напутственное слово выпускникам. Перед ними выступает кто-то из наших блестящих выпускников. То же самое — актовая лекция 1 сентября. И главный критерий для такого лектора — это выпускник, работающий в Украине и для Украины. Ты здесь, ты рядом с нами, мы тебе даем трибуну и возможность общаться со студентами.
Если ты успешен  за рубежом, мы тобой гордимся, но кафедру  для выступления перед студентами мы предоставим тому, кто остался на родине.
Я думаю, это позволяет показать молодым людям, что «иметь» и «быть» — это разные вещи. Если только «иметь», то завтра у кого-то дом (зарплата, счет в банке, машина и т.п.) окажутся больше и дороже. То есть, одно только стремление к материальным благам никогда себя не оправдывает. Но и не иметь нельзя, ибо человек достоин жить хорошо. Значит, наши жизненные устремления — и «иметь», и «быть». А чтобы «быть», надо что-то собой4 представлять, а значит, постоянно совершенствоваться.
Наши выпускники выходят в жизнь, заточенные на постоянное обучение и самообразование. Они все время ищут формы приобретения дополнительных навыков, что позволяет мне говорить о ХГУ «НУА» как об учебном заведении, которое оправдывает свое существование.

Источник: http://timeua.info/post/kharkov/ekaterina-astahova-monolog-metra-o-vysshej-shkole—14921.html?fbclid=IwAR0-JAdEdJ9lymiGKCWjuPHn91IXimIgL_ITE9y1uwANOBTzL_YwD5B4HsE