1_90-e1487926709464-730x441

МЫСЛИ О СМЫСЛЕ (продолжение)

На самом деле понятия «счастье» и «педагогический успех» связаны сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Ведь настоящий педагогический успех – это счастье ученика и учителя, переживаемое сообща. Счастье, которое взаимообусловлено и взаимообогащено. Счастье, рожденное в момент ОТКРЫТИЯ, которое и для взрослого, и для ребенка осуществляется одновременно. Взрослый открывает для себе новый способ открыть ребенку новое, а ребенок открывает новое в привычном до этого мире. Слова «новое» и «открывает» не сумбурно повторяются, 0e09527b0f5edaa60cf5702119e6a0a2_XLпотому что автор не может подобрать синонимы. Нет, это ключевые слова для понимания педагогического счастья учителя и школьного счастья ребенка. Каждый ребенок открывает по-своему, каждому ребенку учитель открывает по-разному. Общее одно – восхищение от пережитого, когда рождается новое понимание. Для ребенка – понимание мира, а для учителя – понимание ребенка-мира.

Как только учитель приходит к мысли о том, что все дети открывают одинаково и одновременно, он заканчивается как учитель, заканчивается счастье и педагогический успех.

Школа без открытий для ребенка – это место, в котором выполняется воля и желание взрослого, место, в котором выращивается выученная беспомощность, неврозы и инфантилизм. И место это ничего общего со школьным счастьем не имеет.

Педагогический успех и школьное счастье не подвластны методам. Они рождаются и живут только в пространстве диалога, который невозможно вести по методической схеме. Диалог, как встреча двух или нескольких миров, которые встречаются по доброй воле и в процессе взаимодействия и взаимопроникновения творят новый общий для них мир. Диалог не замыкается на информационном обмене, в процессе диалога сотворяется общий для всех его участников мир, о существовании которого они не знали заранее, поскольку не знали, что каждый из 456766657участников диалога в этот мир привнесет. Это всегда тайна, творение, открытие.

Диалог для учителя – это всегда встреча с учеником, которого я не знаю. «Если ко мне в класс приходит ребенок, а я заранее знаю, чему должен его научить, – это ловушка. Это не диалог, а мое «учительство» и в, конечном счете, самоутверждение за счет ребенка. Если я знаю наперед, чего хочу от ребенка и что должен ему дать, я не встречаюсь с ним как с человеком, как с текстом, как с загадкой, а просто пользуюсь им как средством для решения каких-то педагогических задач. И себя самого точно так же использую как средство».

В пространстве педагогического успеха и школьного счастья нет места людям-средствам и превосходства программ, планов и методов над совместно творимым открытием мира. Для меня педагогический успех учителя равен школьному счастью ученика. Достигла ли я его? Ой ли?…

 


qNnJ-4EMwEw

МЫСЛИ О СМЫСЛЕ (продолжение)

начало http://blog.nua.kharkov.ua/wp-admin/post.php?post=801&action

Начался новый учебный год. Каким он будет и что принесет? Эти вопросы всегда возникают на пороге Начала. Что изменит он в моем, учительском понимании сути образования и, главное, в чем будет от него польза для тех, кто сел за парты?

Пересмотрела проблемы, поднятые в предыдущих публикациях-рассуждениях в рубрике «Мысли о смысле». Спросила, в большей степени у себя: «На какие из поднятых в прошедшем году вопросов удалось найти ответ?» Ответила честно и немного растерялась. Понимание ответов на все поставленные в прошлом году вопросы приводит к противоречию. И мы, взрослые, понимая его (может, не все понимая, но, чувствуя, точно), продолжаем кругленькими, отточенными, безликими, но безупречными с формальной точки зрения фразами «искать пути повышения эффективности образования, поворачивать образование лицом к ребенку, реализовывать инновационные пути формирования всесторонне гармонично развитой личности». images

И противоречие это, как раз и заключается в том, что личность формировать нельзя. Можно только создавать условия для ее развития. Сама суть человека состоит в нелегком «проращивании своего «Я», своей человеческой уникальности, человеческой единичности – того, что делает любое человеческое существо принципиально незаменимым: не заменимым никаким другим человеческим существом, то есть делает любое человеческое существо абсолютно ценным».

Ключевое слово – создавать условия. Вы когда-нибудь видели, чтобы розы, капусту, картофель и т.д. выращивали в одинаковом грунте, при одинаковых влажности, освещенности, температурном режиме? А мы посадили в большой светлый класс разнополых детей с разницей в возрасте от 1 до 11 месяцев (если не больше) за одинаковые парты (в лучшем случае высота у них разная) и «реализуем инновационные пути повышения эффективности». При этом один засыпает, второй еще не проснулся, третий все это уже давно знает, а четвертый «вообще не виноват, что его родители сюда привели, а он хотел в садике остаться».

Вот с этого момента и начинается самое интересное, и раздаются не то, чтобы гневные, но эмоционально насыщенные возгласы: «А для чего же существует учитель?», «А где же ваш хваленный индивидуальный подход?», «А как же реализация дифференцированного подхода?», «Но ведь в образовании идет реформа! Оно же теперь не авторитарное, а гуманное, гуманистическое, ну, в общем, которое лицом к ребенку!»

Глубина противоречия как раз и заключается, и подпитывается иллюзией о том, что учитель (конечно, самый лучший, не авторитарный, осуществляющий не только индивидуальный, дифференцированный, но и все имеющиеся передовые и инновационные подходы, предусмотренные реформой) может владеть некой универсальной педагогической методикой или технологией, которая позволит сделать образовательно успешными и образовательно счастливыми всех без исключения детей. Иллюзия найти способ, который наконец-то «подарит всем благодарным взрослым счастье безусловного и абсолютного педагогического успеха».

Почему это иллюзия? Потому что педагогический успех каждый понимает по-своему, как счастье у Аркадия Гайдара.

 

Хотите убедиться? Давайте честно ответим на вопрос:

«Педагогический успех – это когда…»

 


IMG_

Финальный аккорд учебного года

Завершается учебный год. Глядя на ставшие вдруг коротковатыми рукава пиджаков, брюки и сарафанчики своих учеников, понимаешь, что последние совершенно незаметно подросли. Очень хочется, чтобы за прошедший год они повзрослели, а не только подлиннели, чтобы наполнились смыслом их головы и души. Ведь сделано много и от души. Но  важно понимать, в чем главный образовательный эффект? В академической успешности? Ой-ли? Хотя до сих пор именно табель с отметками становится предметом гордости родителей, а баллы, уровни, проценты исступленно переводятся в диаграммы, графики, рейтинги.

Вы когда-нибудь пробовали оценить мысль? Когда она вырывается из ребенка, заполняя своей неожиданностью, яркостью, непохожестью весь класс? Когда она имеет не только словесную оболочку, а и цвет, и запах, потому что, ворвавшись в пространство класса, мгновенно меняет яркость в глазах детей, оттенки, только что казавшиеся привычными, и звуки, казавшиеся обычными. И класс, пронзенный ею, замирает на мгновение, чтобы потом взорваться ответным потоком идей.

«Конечно, нужно ставить 12!» — скажут «лирики». «А мысль привела к правильному решению?» — спросят «физики». «Но, ведь, в тетрадях ничего не написано», — металлическим тоном произнесет инспектор отдела образования…

И не одно копье сломается в этом справедливом для каждой стороны споре. А мысль улетит. Улетит первый раз, погасив огонь в глазах, второй – забрав яркие запахи и звуки, третий – разноцветные краски…

Наверное, я сама испугалась бы написанного, если бы не жила в стенах НУА система развивающего обучения. Благодаря ей, начальная школа СЭПШ – территория детской мысли, возможности думать и ошибаться без страха, взлетать без опасности упасть, учиться  — для радости, а не только для отметки. Надеюсь, что предлагаемый видеофрагмент это подтверждает.

https://www.youtube.com/embed/xgNhrf40AIg?rel=0&controls=0″ frameborder=»0″ allowfullscreen>

 


interes

МЫСЛИ О СМЫСЛЕ (продолжение): Как рождается интерес и как долго он живет?

начало http://blog.nua.kharkov.ua/index.php/2016/01/14/717

Проблема, затронутая в предыдущей теме, сильно всколыхнула пространство вокруг меня. То и дело в насыщенные будни прорываются ее отголоски. Пространство реагирует, показывая важность темы, и требует не только ее понимания, а, что важнее, действия в соответствии с пониманием.

Зашла на занятия детской школы раннего развития (ДШРР) в группу четырехлетних учеников. Хотя их статус совершенно не очевиден. Ученики учатся в школе. Кто же тогда четырехлетки, посещающие ДШРР? Воспитанники? Обучающиеся? Разивающиеся? Кто, вообще, дошкольники, которых родители исправно водят в разнообразные «Гармонии», «Умки», «Вырастайки» и т.д.? У каждой такой структуры свой ответ на этот вопрос. Зависит он от того,   interes(2)какие задачи решает педагогический коллектив. Мне, лично, ближе статус человека, познающего и осваивающего удивительное пространство мира, опыт пребывания в котором так еше невелик, а горизонты так широки. И я рада, что это совпадает с концепцией ДШРР.

Судя по всему четырехлеткам это тоже близко. Их невозможно обучать, развивать по привычным правилам школы. Им можно только создавать условия, в которых они захотят действовать.

Как всегда суетливые, деловые, очень важные и трогательно любящие своего … учителя (?), воспитателя(?). Кто он, человек, ведущий малыша дорогой познания? В моем представлении – это проводник. Проводник знает дорогу, но на себе не понесет, за тебя не сделает. Он сам умеет, но тому, кто рядом, позволит пройти самостоятельно, оберегая от опасного шага. Именно от опасного, потому что неосторожные и неточные шаги важны, если ты познаешь и осваиваешь.

Занятие идет своим чередом:

Кто нашел лишний предмет? Молодцы! Раскрасьте его синим цветом.

– А как это сделано?

– Что сделано?

– Карандаш как сделан? Из чего? Почему синий? А как красный?

Через 7 минут.

Возьми точилку и заточи свой карандаш. Потом сможешь продолжить работу.

(минута сопения)

А почему оно такое?

– Что именно?

– Вот это, такое кружочками (показывая на стружку).

Сладкая переменка. Все едят.

А как его сделали?

…?

– Пирожок как сделали? А почему тут наверху белое и сладкое? А его как сделали? А почему пряник круглый? А как его так сделали? А в булке дырочка почему?

Все уходят домой. Стоят одетые, с рюкзачками.

Почему ты сидишь на полу и не одеваешься?

– Почему оно так? Сюда едет закрыто, назад едет – открыто? (О змейке на куртке). Как они встречаются? (зубчики на молнии). Как это сделали? …

На следующем занятии смотрели фильм о том, как делают карандашик, растет зернышко, лепили из пластилина пирожок, делали круглое отверстие в прянике и жалели, что в классе не хватает маленькое духовки, чтобы испечь настоящий коржик.interes(1)

Как они устроены, спрашивающие, осваивающие, познающие? Не сломать бы. Думайте, проводники. Вы же знаете дорогу. Ведь от вашего знания зависит долголетие интереса, яркость мира и ширина горизонта маленьких искателей.


dfgg

МЫСЛИ О СМЫСЛЕ (продолжение) Самый глупый вопрос – не заданный

Он взрослых изводил вопросом «Почему?»

 Его прозвали «Маленький философ».

Но только он подрос, как начали ему

Преподносить ответы без вопросов.

И с этих пор он больше никому

Не задает вопросов «Почему?».

 С. Я. Маршак

Звучащее в унисон предыдущей теме случайно прочитанное в интернете сообщение.

«Давным-давно моя знакомая, тридцатилетний доктор микробиологии (4-я степень по-нашему) и очень красивая женщина, руководила несколькими аспирантами. Среди последних попадались мужчины старше её годами. А поскольку дело происходило в Ташкенте, восточным представителям сильного пола трудно было смириться с руководством молодой дамы, и её иногда спрашивали, почему это вы мною руководите, а не я вами? Она всегда отвечала так: «Мы вместе с вами провели эксперимент. Сколько вопросов вызвал у вас результат? — Два? А у меня — двенадцать. Вот поэтому».

За вопросом всегда стоит мысль. Пусть не всегда осознаваемая самим спрашивающим, недооформленная, ускользающая и непойманная. Но момент вопроса – это и есть зачастую последняя возможность эту мысль поймать, зафиксировать, отшлифовать и прийти к новому знанию. Поскольку, с точки зрения специалистов в области логики, базисом вопроса являются исходные знания. Они в явной или неявной форме отражены в вопросе. Неполнота, неопределённость этих базовых знаний устраняется в процессе поиска ответа на вопрос.

В процессе исследования, как и любого познания, вопрос играет ключевую роль. Можно сказать, и это не будет преувеличением, что познание начинается с вопроса. Вопрос направляет мышление ребёнка на поиск ответа, таким образом пробуждая потребность в познании, приобщая его к умственному труду.

Рядом с вопросом стоит гипотеза, поскольку вопрос – это форма  выражения проблемы, а гипотеза – способ ее решения. Построение гипотез – основа исследовательского, творческого мышления. Гипотезы позволяют открывать новые возможности, находить новые варианты решения проблем и затем, в ходе теоретического анализа, мысленных или реальных экспериментов, оценивать их вероятность. Таким образом, гипотезы дают нам возможность увидеть проблему в другом свете, посмотреть на ситуацию с другой стороны.

Самое разумное, но вместе с тем и самое трудное, что может и должна сделать школа  – это помочь учащимся испытать радость от рождения собственной мысли. Это знал Руссо: «Кто думал, тот всегда будет думать, и ум, раз попробовавший мыслить, не может остаться в покое».

Другими словами, школа должна создать ребенку такую образовательную среду, в которой ребенку есть что спросить, у кого спросить и с кем обсудить возникший вопрос. Спрашивающий и ищущий ответы на свои вопросы ребенок, учится учиться, потому что в этом проявляется его субъектность как деятеля. Он сам обозначает проблему, анализирует условия ее возникновения, строит гипотезы и проверяет их. Это его инициатива и ответственность, его жизнь, деятельность, смысл.

Конечно, ребенку невдомек какой огромный труд проделывает учитель, чтобы ученик ощущал себя исследователем и соавтором учителя. Но ребенок и не должен это знать. Важно, чтобы это понимали родители и близкие ребенка. И не только для того, чтобы еще раз сказать «спасибо» учителю за глубоко продуманную работу, но и для того, чтобы понимать, что культивирует в ребенке школа «развивающего обучения Д.Б.Эльконина-В.В. Давыдова» и к каким образовательным результатам стремится.

Предлагаемый видеофрагмент демонстрирует одновременно и цель, и средства и результат – думающий и осознанно действующий человек, которому интересен процесс познания.

https://www.youtube.com/watch?v=zmti3EEDdZ4&feature=youtu.be


12

МЫСЛИ О СМЫСЛЕ

(продолжение)

Школа и свобода?

В чем проявляется (точнее, может проявиться, если мы, взрослые позволим) свобода ребенка, садящегося за школьную парту? Ведь с первого своего шага в школе дети знакомятся с правилами и нормами школьной жизни. Учатся понимать, чем поведение дошкольника отличается от поведения школьника. Шестилетние малыши бойко отвечают, что нельзя вставать с места, когда хочется, нужно поднимать руку и ждать, когда учитель вызовет, вставать, когда в класс заходит старший, здороваться с учителем кивком головы, а не отвечать неслаженным хором, в туалет стараться ходить только на перемене, чтобы не отвлекаться от урока и т.д. Можно еще долго перечислять эти важные и правильные моменты, которыми учатся овладевать малыши и практически овладели ученики 3-4 классов. Но свобода здесь при чем? В чем свободен школьник? 12!!

Не вникая сейчас в тонкости философского, правового, этического трактования понятия «свобода», скажу, что ребенок должен быть свободен в проявлении своей ИНИЦИАТИВЫ. Вот эту свободу школа обязана обеспечить ребенку. Любая детская инициатива должна быть услышана, поддержана, реализована и потом отрефлексирована вместе с ребенком и теми, кто принимал участие в реализации этой инициативы. В каждом детском: «А давайте …» живет субъектность, свобода и ответственность, а в ее реализации рождается осознание своей успешности: «Я нужен! Я могу! Со мной интересно!»

Особо хочется сказать об учебной инициативе. Высший пилотаж педагогического мастерства учителя – это способность создать условия для рождения детской учебной инициативы. Питательным раствором для ее выращивания является необходимость ребенка задавать вопросы. Только из спрашивающего ученика растет исследователь. Но, согласитесь, что можно спросить, если учитель сказал: «Прочитайте и выучите?» Ничего. Именно поэтому и нужно другое учебное содержание, предполагающее спрашивающего ребенка и учителя, умеющего детские вопросы улавливать, поддерживать и направлять в нужное русло.

12!Известный психолог, один из основателей гештальтпсихологии  М. Вертгеймер считал, что лучше всего – особенно поначалу – как можно меньше показывать, «учить», насколько возможно, не давать готовых ответов. Ребенок должен сам прийти к задачам, которые он будет пытаться решить. Пусть он столкнется с проблемами, пусть получит помощь от преподавателя, когда она ему понадобится, но пусть он не просто копирует или повторяет показанные действия … избегать всего, что может привести к механизации обучения, к установке на механическое повторение».

Именно этот постулат и много других глубоких нучно-теоретических положений лежит в основе системы развивающего обучения Д.Б. Эльконина-В.В. Давыдова, по которой работает начальная школа в Народной украинской академии.

А все ли дети способны к проявлению учебной инициативы? Все ли стремятся задавать вопросы? Как из вопросов рождается новое знание? Об этом – в следующих выпусках.


images

3 «Б» подводит итоги І четверти

Кто сказал, что школа должна учить жизни?

16 октября в НУА прошла встреча с известным американским педагогом Бернардом Перси: «Помоги ребенку в школе». Основная мысль ученого о том, что каждый ребенок талантлив, и важно этот талант увидеть, сберечь и раскрыть не является новой для опытного учителя. Наверное, хотелось бы получить ответ на вопрос «как это сделать?» Но чудес, то есть готовых рецептов, не бывает.  Анализируя представленный педагогический опыт нашего гостя, в очередной раз, представляя своих учеников – таких разных, ярких, порой непостижимых и очень трогательных в этой своей непостижимости, ловила себя на мысли, что общего знаменателя здесь быть не может, что, сколько ни работай, каждого ребенка постигать нужно как впервые.

Очень удивила звучащая рефреном мысль Б. Перси о том, что школа должна учить жизни. Не знаю, одинока ли я в своих ощущениях, но у меня этот постулат вызывает сопротивление. Если школа учит жизни, то тогда в ней, действительно, ребенку нужно помогать. Если школа учит жизни, университет учит профессии, а в 25 уже «прощай, молодость». Так, где же тогда жизнь?

Разве ребенок, который учится, думает, ошибается, допускает и исправляет ошибки, находит друзей, переживает победы и поражения не живет, а только готовится жить?

Размышляя на эту тему, проследила путь своих третьеклассников, длиною в первую четверть этого учебного года.

Вот они, почти два месяца жизни? или подготовки к жизни? 3-Б класса.

Определили цели на предстоящий учебный год

28529302

Отправились к своей березке                                     И поделились своими планами на год

737

Праздновали Дни рождения друзей                                            Учились готовить

910

Исследовали, предполагали…

1211

 

 

 

 

 

 

31

Думали…

3536

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Совершали открытия

1615

 

 

 

 

 

 

Учились ничего не бояться. Ни на земле….

17

ни под небом

21

22

2018

И осознавать, что родители, учителя и друзья — это самая надежная страховка

23

25

24

 

Кто сказал, что ШКОЛА ДОЛЖНА УЧИТЬ ЖИЗНИ? 

                                           ШКОЛА- ЭТО И ЕСТЬ ЖИЗНЬ!!!!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


2

ПРИТЧА ПРО СТРОИТЕЛЕЙ

Три человека таскают кирпичи.

— Что ты делаешь? — спросили первого.

— Отбываю каторгу, таскаю кирпичи.

— А что делаешь ты? — спросили другого.

— Зарабатываю деньги.

— А что ты делаешь? — спросили третьего.

— Я строю чудесный храм!..

(Суфийская притча)

          На первый взгляд эта притча не имеет ничего общего с проблемами, затронутыми в предыдущей статье. Но это только на первый взгляд.

Три человека выполняют одну и ту же работу – они работают на стройке. Думаю, что даже для детей будут очевидны ответы на следующие вопросы.

– С одинаковым ли настроением работают эти люди?

– Кому из них работа доставляет удовольствие?

И совсем «недетский» для понимания вопрос:

– Кто из них осуществляет деятельность?

Мы очень привыкли к слову «деятельность» и зачастую употребляем его в отрыве от истинного значения. Под деятельностью понимаем любой процесс «делания» чего-то. Обычно мы судим о деятельности по внешним проявлениям — по составу тех действий, операций, которые человек выполняет. Но это чисто внешние характеристики и весьма ненадежные. Там, где нет деятельности, есть реактивное поведение, названное К.Марксом «выдрессированной рабочей силой».

Но это не так просто различить, ибо на лбу у человека не написано: я осуществляю деятельность. Человек идет на службу, выполняет свои обязанности. Но в одном случае он осуществляет какую-то деятельность, а в другом — нет.

Деятельность есть только там, где человек действует осознанно и ответственно, а значит — свободно. Не тогда, когда его к этому вынуждают обстоятельства, а когда осуществление деятельности является проявлением его собственной воли, когда есть самая главная основа и нерушимый фундамент – СМЫСЛ.

Кого же из строителей напоминают наши дети, садящиеся за парту?


dfgg

МЫСЛИ О СМЫСЛЕ

Добрый день! Надеюсь, что день именно добрый, как и мысли и желания всех, читающих эти строки. Это особенно важно, поскольку только с добрым и позитивным настроем можно рассуждать о смысле и поиске пути для его воплощения в такой важной сфере, как образование. В ХХ веке появилась модификация известного афоризма древнеримского поэта Вергилия «Выбирая богов – мы выбираем судьбу». Сегодня часто можно услышать: «Выбирая ребенку школу, мы выбираем судьбу». С одной стороны, наверное, очень пафосно. С другой – совершенно правильно и поэтому до замирания сердца ответственно. Ответственно для родителей, но, в большей степени, для школы, если, конечно, задумываться над смыслом и брать на себя ответственность за доверенную судьбу. Предлагаемые Вашему вниманию и обсуждению «мысли о смысле» рождаются именно в процессе живой, созидающей, искренней по отношению к детям и родителям работе. Наш педагогический коллектив начальной школы это живой, динамично развивающийся организм, не застрахованный от ошибок. Ибо не ошибается только тот, кто ничего не делает. И поэтому доверяем их Вам и надеемся на отклик и комментарии. Заканчивается первый месяц нового учебного года. Чем наполнен он для севших за парты школьников? Тоской по ушедшему лету, ранними подъемами, неисполнимым желанием ответить на манящий призыв удивительно теплого сентября? Или радостью от встречи с одноклассниками и учителями; интересом новых учебных открытий? Чем должен быть наполнен школьный день, месяц, год? В чем предстает перед школьниками путь, длиною в одну десятую часть жизни? В бесконечной череде школьных уроков, сотнях исписанных тетрадей, тысяче перевернутых (но не всегда просмотренных) страницах учебников? Чем должен быть представлен для ребенка пройденный им путь? Что является показателем важности и ненапрасности пройденной дороги? Строки «школьные годы чудесные» записаны, наверное, у нас на подкорке. У каждого из нас свои чудеса, а, может быть, «чудеса». Если предложить нам, взрослым, на несколько минут, прикрыв глаза, сконцентрироваться и назвать общий знаменатель самых сильных переживаний, ощущений, эмоций, испытанных в школе, то это будет: радость, страх, скука, интерес? Какое переживание (не в смысле источника волнения) является преобладающим для ощущения школьных лет, как чудесных? Надеюсь, что Вам будут интересны наше видение ответов на поставленные вопросы. А мы с нетерпением будем ждать Вашего отклика. P.S. Скажите честно, Вы много встречали школ, в которых обсуждаются подобные вопросы? До следующей встречи.